Здравствуй, оранжевая корова!

Здравствуй, оранжевая корова!

Столик украшал трехсантиметровый барон Мюнхгаузен
Я всегда любила красивые вещи и старалась по мере возможности что-то мастерить. Хотя в то время, когда я росла, особых возможностей не было: даже платья все носили одинаковые. Но и тогда у меня были первые дизайнерские потуги. Я обожала различные мелкие скульптуры, величиной сантиметра три. Помню, лет в пять вылепила барона Мюнхгаузена. Он стал украшать мой столик.

Профессии дизайнера и педагога нашли меня постепенно. Учиться я начала на преподавателя математики, но так и не закончила. Пошла работать с дошкольниками, хотя мне больше нравится заниматься с детьми более старшего возраста. С дошкольниками труднее и меньше возможностей что-то сделать, но я понимаю, когда малыши, с которыми я работаю, вырастут, в них уже будет заложена основа для дальнейшего развития.

Сейчас работаю дизайнером в детском саду. Забочусь о его имидже, занимаюсь оформлением. Веду дизайнерскую студию. Она называется «Оранжевая корова». Скоро ей будет три года – это ещё молодая «коровка». Все спрашивают, почему такое название. На самом деле оно родилось спонтанно. Наверное, потому, что оранжевый – цвет радости. Корова же, во-первых, потому, что это животное плодовитое. А во-вторых, «коровушка» воспринимается как мама. Дети, проходя мимо моего кабинета, кричат: «О, оранжевая корова, здравствуй!» Иногда я думаю: «Это они коровке, которая сидит в моём кабинете, или же мне?» Я, конечно, не обижаюсь.

Творить как Бог
Сейчас у меня занимается сорок детей. Верю, будет больше. В будущем планирую расширить свои возможности. Провожу занятия с детьми от 4 до 7 лет. Они приходят ко мне не особо обученные, даже ножницы не умеют держать. Занятия проходят достаточно редко, один раз в неделю, но, я считаю, они получают за это время большой заряд энергии.

Одна мама спросила: «Что вы такое с ними делаете, что они к вам бегут, в чём секрет?» Я отвечаю, что секрета никакого нет. Просто в наше время родителям некогда серьёзно заниматься с детьми, раскладывать на столе всевозможные бусинки, фломастеры, ниточки. Когда же ребёнок приходит ко мне, он видит, что всё это «безобразие», лежащее на столе, можно потрогать, собственноручно проколоть дыроколом, где-то что-то приклеить – он свободен. В этот момент он на самом деле становится сопричастен Богу – он творит как Бог. Сделал и видит, что получилось весьма хорошо! Ребёнку нравится сам процесс. Иногда дети поют на моих занятиях, рассказывают смешные истории, шутят. Независимо от того, что получается, они счастливы.

Черные цвета долой
Я никогда не укоряю ребёнка, даже если он что-то неправильно сделал. Это мой принцип. Хотя, конечно, я закладываю в них какие-то основы и демонстрирую модели поведения. Без основ не обойтись. Я мало использую чёрный и коричневый цвета, стараюсь и детей ограничить в этом. Может, это лишь моё видение.

Ещё я всегда стараюсь находить в работе ребёнка какие-то плюсы. Пусть на первых порах это всего лишь каракули, но я помогаю ребенку так оформить работу, что её хоть сейчас на стенку вешай. Иногда родители прячут творения своих детей, считая их нелепыми. Но ведь всё можно красиво оформить в рамку, сделать так, чтобы это вписывалось в интерьер комнаты, и повесить на стену. Поверьте, это может выглядеть не хуже творчества какого-нибудь импрессиониста. Суть не в том, чтобы доделывать работы за детей. Но показать им способы, как сделать их работу органичной, важной.

Чем же мы конкретно занимаемся, в чём основная направленность нашего творчества? Мы изготовляем рамки (работа, оформленная в рамке, уже сама по себе выглядит законченной), закладки, открытки. Мастерим прекрасные детские витражи (имитация при помощи специальных витражных красок). Сегодня существует много разных технологий, позволяющих сделать нечто красивое, приложив небольшие усилия. За три года работы я узнала, как можно сделать что-то простое и интересное. Дети могут использовать то, что они сотворили, а не просто закинуть на полку.

У детей должно быть всё лучшее
Я помогаю в воскресной школе и столкнулась с такой проблемой, что многие дети, особенно младшего возраста, не хотят идти туда. Причину этого я вижу в том, что деткам не хватает радости. В первые годы на «воскреске» практиковался ручной труд, сейчас же это куда-то ушло. Я считаю, что это важная часть служения, и её нужно возобновить. Творя, ребёнок радуется. Он приносит красоту, сделанную своими руками, домой и вспоминает урок –– в его памяти лучше откладывается услышанное. Для занятий творчеством в воскресной школе нужны финансы. Дети –– наши будущие пасторы, служители –– это отличная почва для сеяния. Пусть в мире будет хоть три кризиса, я считаю, что у детей должно быть всё самое лучшее. Люди, помогающие средствами, являются полноправными служителями воскресной школы.

Вся наша семья творческая. Старший сын увлекается монтированием фильмов на компьютере, младший – графикой, сейчас он увлечён замками, рыцарями. Дочь и моя сестра Светлана Ремизова тоже очень любят творческую деятельность. Ещё я заразила своим увлечением подругу, которая живёт в деревне Савино.

Для меня творчество –– это кусочек неба, где нет земных проблем, горестей и печалей, а только радость. Наверное, поэтому я им и занимаюсь.

Елена Филимонова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *